«И стал я разглядывать и вдруг увидел какие-то странные лица. Все это были странные, чудные фигуры, вполне прозаические, вовсе не Дон Карлосы и Позы, а вполне титулярные советники...»
"Дневник писателя"

Интельские песни

Группа «Джу и Ёж» с программой «Интельские песни»

Юлия Беломлинская – пение, Александр Ежов - баян

13 сентября, 19.00

« - Любите вы уличное пение? — обратился вдруг Раскольников к одному, уже немолодому прохожему, стоявшему рядом с ним у шарманки и имевшему вид фланера. Тот дико посмотрел и удивился. — Я люблю, — продолжал Раскольников, но с таким видом, как будто вовсе не об уличном пении говорил, — я люблю, как поют под шарманку в холодный, темный и сырой осенний вечер, непременно в сырой, когда у всех прохожих бледно-зеленые и больные лица…»

(Достоевский. «Преступление и наказание»)

 

«Интеллигенция поет блатные песни,

она поет не песни Красной Пресни,

Дает под водку и сухие вина

Про ту же Мурку и про Енту и раввина.

Поют под шашлыки и под сосиски,

Поют врачи, артисты и артистки.

Поют в Пахре писатели на даче,

поют геологи и атомщики даже…

(Евгений Евтушенко)

 

Дальше это стихотворение  1958-го года никто не цитирует.

Потому что дальше поэт – осуждает такое пение…

 

«…Однако же были тетрадки. Где-то с год назад, разрывая бумажные завалы, я откопал свою. Пропыленный коленкор, 96 листов, цена 44 коп. ... На странице, долженствовавшей изображать титульный лист, выведено: "Блатные песни". "Таганка", "Ты была с фиксою - тебя я с фиксой встретил" и прочие шедевры действительно "блатной" лирики перемежаются песнями Окуджавы, Визбора, Галича, а на последних страницах - Высоцкого…» -  Леонид  Бахнов продолжил тему на страницах «Нового мира», рассказывая о передаче  «В нашу гавань приходили корабли». 

 

В этой передаче часто поют мои авторские песни. Хотя вообще авторские песни там поют редко. Передача посвящена именно уличным песням – то есть, народным. Лишь немногим авторам народных уличных оказались известны Горбовский и его «Фонарики», и Ким  и его «Думы окаянные», Алешковский и его «Окурочек»… надеюсь, что я достойно продолжила этот славный ряд.

 

Дорога наша идет немного криво, вбок и мимо большака. Она идет мимо «бардовской песни», мимо «русского рока», петляет в закоулках меж театром и поэзией, обрастает нехорошими ярлыками – «блатняк» и «шансон», и в конце – концов  сливается с народной  песней – деревенской и городской балладой. Такая песня будет существовать всегда, недаром  Милан Кундера написал о ней: «…Я чувствовал себя счастливым внутри этих песен… в которых печаль не игрива, смех не лжив, а ненависть не пуглива, где люди любят телом и душой… где в ненависти тянутся к ножу или сабле, в радости танцуют, в отчаянии кидаются в Дунай, где, стало быть, любовь - всё ещё любовь, а боль - всё ещё боль, где настоящее чувство ещё не выкорчевано из самого себя и не опустошены пока ценности; и мне казалось, что внутри этих песен я дома, что из них я вышел, что их свет - мой изначальный знак, моя родина».

 

Герои моих песен

Герои песен Галича и Окуджавы

Герои песен уличных баллад

Все это – герои Достоевского…

И  поэтому спеть их в стенах этого Музея – куда как уместно. Я – не профессиональная певица и мое «аутентичное уличное пение» получается благодаря большой работе, которую мы проделываем с музыкантом  Александром Ежовым, выпускником Консерватории и преподавателем Мусоргского училища. Нас объединяет серьезное отношение и любовь отношение к уличной песне. И мы надеемся передать эту любовь - нашим слушателям. 

Юлия Беломлинская