Сайт состоит из двух частей. В этой части представлен подробный материал по всем разделам. В другой - представлена краткая информация о Достоевском и его творчестве.

Вечный муж

III. Павел Павлович Трусоцкий


Страницы: « 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 »
— А что вы меня не признали, то, во-первых, могли позабыть-с, и, наконец, у меня даже оспа была в этот срок и оставила некоторые следы на лице. 

— Оспа? Да ведь и в самом же деле у него оспа была! да как это вас... 

— Угораздило? Мало ли чего не бывает, Алексей Иванович; нет-нет да и угораздит! 

— Только все-таки это ужасно смешно. Ну, продолжайте, продолжайте, — друг дорогой! 

— Я же хоть и встречал тоже вас-с... 

— Стойте! Почему вы сказали сейчас "угораздило"? Я хотел гораздо вежливей выразиться. Ну, продолжайте, продолжайте!

Почему-то ему все веселее и веселее становилось. Потрясающее впечатление совсем заменилось другим. 

Он быстрыми шагами ходил по комнате взад и вперед. 

— Я же хоть и встречал тоже вас-с и даже, отправляясь сюда, в Петербург, намерен был непременно вас здесь поискать, но, повторяю, я теперь в таком настроении духа... и так умственно разбит с самого с марта месяца...  

— Ах да! разбит с марта месяца... Постойте, вы не курите? 

— Я ведь, вы знаете, при Наталье Васильевне... 

— Ну да, ну да; а с марта-то месяца? 

— Папиросочку разве.

— Вот папироска; закуривайте и — продолжайте! продолжайте, вы ужасно меня... 

И, закурив сигару, Вельчанинов быстро уселся опять на постель. Павел Павлович приостановился. 

— Но в каком вы сами-то, однако же, волнении, здоровы ли вы-с? 

— Э, к черту об моем здоровье! — обозлился вдруг Вельчанинов. — Продолжайте! 

С своей стороны гость, смотря на волнение хозяина, становился довольнее и самоувереннее. 

— Да что продолжать-то-с? — начал он опять. — Представьте вы себе, Алексей Иванович, во-первых, человека убитого, то есть не просто убитого, а, так сказать, радикально; человека, после двадцатилетнего супружества переменяющего жизнь и слоняющегося по пыльным улицам без соответственной цели, как бы в степи, чуть не в самозабвении, и в этом самозабвении находящего даже некоторое упоение. Естественно после того, что я и встречу иной раз знакомого или даже истинного друга, да и обойду нарочно, чтоб не подходить к нему в такую минуту, самозабвения-то то есть. А в другую минуту — так все припомнишь и так возжаждешь видеть хоть какого-нибудь свидетеля и соучастника того недавнего, но невозвратимого прошлого, и так забьется при этом сердце, что не только днем, но и ночью рискнешь броситься в объятия друга, хотя бы даже и нарочно пришлось его для этого разбудить в четвертом часу-с. Я вот только в часе ошибся, но не в дружбе; ибо в сию минуту слишком вознагражден-с. А насчет часу, право думал, что лишь только двенадцатый, будучи в настроении. Пьешь собственную грусть и как бы упиваешься ею. И даже не грусть, а именно новосостояние-то это и бьет по мне... 

Страницы: « 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 »