Сайт состоит из двух частей. В этой части представлен подробный материал по всем разделам. В другой - представлена краткая информация о Достоевском и его творчестве.

Бесы

Глава шестая


Страницы: « 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 »
— Я не обязался, а согласился, потому что мне всё равно. 

— И прекрасно, прекрасно, я нисколько не имею намерения стеснять ваше самолюбие, но... 

— Тут не самолюбие. 

— Но вспомните, что вам собрали сто двадцать талеров на дорогу, стало быть, вы брали деньги. 

— Совсем нет, — вспыхнул Кириллов, — деньги не с тем. За это не берут. 

— Берут иногда. 

— Врете вы. Я заявил письмом из Петербурга, а в Петербурге заплатил вам сто двадцать талеров, вам в руки... и они туда отосланы, если только вы не задержали у себя. 

— Хорошо, хорошо, я ни в чем не спорю, отосланы. Главное, что вы в тех же мыслях как прежде. 

— В тех самых. Когда вы придете и скажете: "пора", я всё исполню. Что, очень скоро? 

— Не так много дней... Но помните, записку мы сочиняем вместе, в ту же ночь. 

— Хоть и днем. Вы сказали, надо взять на себя прокламации? 

— И кое-что еще. 

— Я не всё возьму на себя. 

— Чего же не возьмете? — всполохнулся опять Петр Степанович. 

— Чего не захочу; довольно. Я не хочу больше о том говорить. 

Петр Степанович скрепился и переменил разговор. 

— Я о другом, — предупредил он, — будете вы сегодня вечером у наших? Виргинский именинник, под тем предлогом и соберутся. 

— Не хочу. 

— Сделайте одолжение, будьте. Надо. Надо внушить и числом и лицом... У вас лицо... ну, одним словом, у вас лицо фатальное. 

— Вы находите? — рассмеялся Кириллов, — хорошо, приду; только не для лица. Когда? 

— О, пораньше, в половине седьмого. И знаете, вы можете войти, сесть и ни с кем не говорить, сколько бы там их ни было. Только знаете, не забудьте захватить с собою бумагу и карандаш. 

— Это зачем? 

— Ведь вам всё равно; а это моя особенная просьба. Вы только будете сидеть, ни с кем ровно не говоря, слушать и изредка делать как бы отметки; ну хоть рисуйте что-нибудь. 

— Какой вздор, зачем? 

— Ну коли вам всё равно; ведь вы всё говорите, что вам всё равно.  

— Нет, зачем? 

— А вот затем, что тот член от Общества, ревизор, засел в Москве, а я там кой-кому объявил, что может быть посетит ревизор; и они будут думать, что вы-то и есть ревизор, а так как вы уже здесь три недели, то еще больше удивятся.

— Фокусы, Никакого ревизора у вас нет в Москве.

— Ну пусть нет, чорт его и дери, вам-то какое дело и чем это вас затруднит? Сами же член Общества. 

— Скажите им, что я ревизор; я буду сидеть и молчать, а бумагу и карандаш не хочу. 

— Да почему? 

— Не хочу.

Петр Степанович разозлился, даже позеленел, но опять скрепил себя, встал и взял шляпу. 

— Этот у вас? — произнес он вдруг вполголоса. 

— У меня. 

— Это хорошо. Я скоро его выведу, не беспокойтесь. 

— Я не беспокоюсь. Он только ночует. Старуха в больнице, сноха померла; я два дня один. Я ему показал место в заборе, где доска вынимается; он пролезет, никто не видит. 

— Я его скоро возьму. 

— Он говорит, что у него много мест ночевать. 

— Он врет, его ищут, а здесь пока незаметно. Разве вы с ним пускаетесь в разговоры? 

— Да, всю ночь. Он вас очень ругает. Я ему ночью Апокалипсис читал, и чай. Очень слушал; даже очень, всю ночь.

— А, чорт, да вы его в христианскую веру обратите! 

— Он и то христианской веры. Не беспокойтесь, зарежет. Кого вы хотите зарезать? 

— Нет, он не для того у меня; он для другого... А Шатов про Федьку знает? 

— Я с Шатовым ничего не говорю и не вижу. 

Страницы: « 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 »