«Преступление и наказание» — народный взгляд

Павел Кодинцев
Александр Кисин

Графика
Дерево, болгарка

26 ноября - 17 декабря 2020

В предъюбилейный год Достоевского музей представляет весьма своеобразные «иллюстрации» к первому в «Великом пятикнижии» писателя роману «Преступление и наказание», выполненные в необычной и редкой технике, а именно – резьбы по дереву электроинструментом - «болгаркой».

Известно, что в творчестве писателя с философской программой «почвенничества», мечтавшего о воссоединении образованного сословия, оторвавшегося от этико-религиозных основ народной жизни, с русской почвой, голос народа является выражением идеи Достоевского об объединении всего «русского света».

Ни в одном романе писателя голос народа не проявлен так мощно, как в «Преступлении и наказании», определяя концепцию автора о воскресении героя-преступника, «принужденного хотя бы и погибнуть, но примкнуть опять к людям», к корням почвы, а также отказ от замысла, связанного с крайним отторжением героя, нарушившего кодекс «почвы», – убийство Раскольникова каторжниками в церкви.

Народ сочувствует герою, осуждает его, комментирует его поступки.

При этом яркая площадная народная стихия, где смеховое начало утверждает торжество жизни, а сама смерть чревата рожденьем и обязательным воскресением, воплощает живую жизнь, ту самую простую, веселую «человеческую природу», от которой отрезан герой.

Стилистика народных сцен – балаганна, сюжет и герой – трагичны.

В этом ключе художники иллюстрируют народные сцены на Сенной площади, главных героев романа и даже рискуют воплотить  еще и современный  народный взгляд на важные  философские идеи романа.

Это особенный ракурс взгляда на роман из гущи народной жизни любопытен еще и как нынешний социальный феномен, связанный с карнавальной стихией современной ярмарочной площади в век «человека играющего» (И.Хёйзинги «Homo ludens»).

Обращает на себя внимание также связь с народным началом  – и в технике, и в манере исполнения, и исконно русским природным материалом – деревом.

Павел Владимирович Кодинцев

«К Фёдору Михайловичу Достоевскому у меня особое отношение со школьных лет. Сидя за партой, воспринимал его как великого писателя и философа, а “Преступление и наказание” как раскаяние, рай и ад, страх и бесстрашие, Верхний разум и помешанность, людские пороки и Божьи правила, разноголосье трактовки обыденных вещей и поступков, влияние информационного поля на неокрепшие умы, отношение к конкретному “я“, людское осуждение и оправдание».

Родился в 1963 г. в Красноярске. С 3-х лет живёт в Ленинграде-Петербурге, окончил 3 класса художественной школы №4 Кировского района, учился в ПТУ № 61. С детства «сидит в своей песочнице», с его слов «задумчивый». С 2015 г. занимается художественной обработкой древесины: обработка древесных щитов «болгаркой» со всевозможными насадками. Принёс показать свои работы Дмитрию Шагину и Кириллу Миллеру. Работы понравились. Миллер сказал, что «эту “болгАРТскую” графику надо попробовать».

Участвовал в «Рождественской выставке». Музей «Митьки». СПб, 28.12.2019

Художник говорит о своей любви к лесу:

«У нас в России уважают дерево. Из него строят избы, бани, изготавливают мебель, предметы быта, и даже наш рубль называют – ‘’деревянным’’. Лес-лекарь успокаивает, растворяя плохие мысли, и поглощает их губкой своих непредсказуемо витиеватых стволов. Как промокашка впитывает бесконечно хаотичными линиями своих сучков жизненные страхи и невзгоды. Лес одаривает постоянным ожиданием весны, роста и прибавляет энергию жизни. Дерево согревает, даже водку у нас делают из дерева. Упоминание о знаковом Древе Жизни звучит в легендах большинства народов России. Дерево объединяет огонь и воду, как составные основы мироздания. Древесной копотью первобытные художники наносили символы удачи и силы на сводах пещер, а на древесных срезах той же копотью и настоями коры делали изображения религиозных сцен, знаков, наносили  письмена. Древесную текстуру многие воспринимают как знахаря-ведуна, глядя на её неповторимые изгибы и подсознательно выстраивая свои позитивное будущее, мысли и планы, отсеивая при этом весь негатив. Ведь мы как деревья, если детализировать, не похожи друг на друга, у нас у каждого индивидуальные изгибы сучков-мыслей, стволов-тел и листвы-поступков. А нам остаётся только подчёркивать, что-то свое, разглядывая, или мельком воспринимая рисунки и изгибы деревьев, Леса. Дерево творит, делая свою жизненную графику, а нам остаётся наблюдать, выделять и строить. Люблю Дерево, по-своему, очень».

Александр Геннадьевич Кисин

Родился в Иркутске в 1960 г. Окончил Политехнический институт. Работал с художниками, реставраторами в Доме-музее декабристов. С 1988 г. – в Петербурге, работал на телевидении в компании «Русское видео». Работа с деревом – от поделок в детстве как хобби до изготовления резной корпусной мебели.


Н.В.Чернова-Герман, старший научный сотрудник Литературно-мемориального музея Ф.М.Достоевского